Main
Главная
News
Новости сайта
Biography
Биография
Face to face
Лицом к лицу
Filmography
Фильмография
Wallpapers
Обои для рабочего стола
Screenshots - movies
Скриншоты из фильмов
Screenshots - Interviews, Reclame, Show, Making of...
Скриншоты из телепередач и фильмов о съёмках
Pressa
Пресса
Video
Видео
Links
Ссылки
GuestBook
Гостевая книга

Как Кристофер Ламберт перешёл от провальных боевиков к артхаусной славе

Карьера съёмок в провальных боевиках, выпускаемых сразу на DVD, обычно не является билетом в мир артхаусной славы, но именно так всё случилось у Кристофера Ламберта. Кристофер Ламберт представляет собой образ типичного "американца в Париже", пока он идёт с Блэкберри в руке к столу, на котором его ждёт бутылка "Кока-колы" и пачка "Мальборо". На фоне мраморного пола и канделябров холла парижского отеля "Крийон" его гардероб - джинсы, кеды и рубашка с закатанными рукавами - кажется продуманно не-французским. Зачем нужен шик, когда вы из Голливуда?

Но, хотя момент приятного узнавания и присутствует, всё же это не тот Ламберт, который стал звездой "Горца" в 1986-м, со спутанной гривой светлых волос и пронзительными голубыми глазами. Сейчас у него аккуратно подстриженные седые волосы, зачёсанные назад. Он пользуется очками - его близорукость настолько сильная, что ему часто приходится играть, мало что видя перед собой.

Если изменения в его внешности и заметны, они ничтожны по сравнению с откровением, каким является поворот в его профессиональной деятельности. Человек, который на протяжении 80-х и 90-х гг. снимался в однотипных футуристических боевиках и чей послужной список испещрён фильмами, вышедшими сразу на DVD и коммерческими провалами, получил поцелуй одобрения от Клер Дени, одного из самых уважаемых режиссёров Франции. Он уже не Кристофер Ламберт, звезда блокбастеров, объект нападок критиков и носитель чудовищных акцентов; он Кристоф, наследник французского кино, и артхаус - его дом родной. "Я хочу сниматься в других фильмах. Я хочу сниматься в более глубоких фильмах" - говорит 53-летний актёр. - "В фильмах, где больше места человеческим эмоциям".

В последнем фильме Дени, гипнотическом "Белом материале", Ламберт играет белого фермера на африканской плантации кофе, который, в отличие от своей упрямо не обращающей ни на что внимание жены, понимает, что его семья должна покинуть это место, пока гражданская война не заставит их это сделать или пока они не погибли. Все могут поражаться такой комбинации актёра и режиссёра, и больше всех этим удивлен сам Ламберт. "Я был очень счастлив, потому что, понимаете, играя в триллерах, фантастике и всём таком, я был абсолютно не тем актёром, которому Клер предложила бы роль в своём фильме". Она не дала никаких объяснений, почему она выбрала его, говорит Ламберт, просто сказав, что наблюдала за ним как за актёром "долгие, долгие годы". В этом, возможно, и заключается разгадка этого кинематографического союза. Ведь если мы, англоязычная аудитория, знаем его практически исключительно как актёра боевиков, продающихся в "уценёнке", он в большей или меньшей степени покинул этот рынок около 5 лет назад. И хотя наименее добросердечные из нас могут сказать, что этот шаг был вызван необходимостью, а не волевым решением (такие фильмы, как "Крепость-2", "Адреналин" и три слабых продолжения "Горца" сделали мало хорошего для его репутации), он категоричен в своём утверждении, что его решение было вызвано исключительно желанием вернуться на европейский кинорынок.

"К этому я и должен был вернуться - к возможности сделать что-то своё здесь. А не просто быть частью конвейера или частью машины" - говорит Ламберт. - "И это не значит, что я не снимусь больше в боевике, или в триллере, или в фантастике. Просто мне, как актёру, хочется вернуться к более деликатным вещам, и после 60 или 70 фильмов, по крайней мере, вы уже можете позволить себе роскошь выбора того, что вам хочется делать. Вот и всё".

Ламберт не ломал долго голову, прочитав сценарий Дени, написанный ею вместе с прошлогодним лауреатом премии Гонкур, Мари Ндиайе, французско-синегальским автором, чьи тексты пронизаны той же чувственностью, что и образы режиссёра. В "Белом материале" его герой, Андре, представляет собой полную противоположность недальновидной Марии (Юппер). Андре - реалист, понимающий, когда игра закончена. В его решимости уступить - сбивающая с толку смесь героизма и - в глазах Марии - трусости. Актёр считает, что сила фильма заключается в его исследовании наследия колониализма. "Я считаю, что эти люди сидят на тикающей бомбе, потому что нельзя брать столько у страны, ничего не отдавая взамен" - говорит Ламберт. - "В какой-то момент у вас появятся проблемы".

Игра Ламберта, которая была оценена по достоинству французскими критиками, является его самым высоко оцененным парижским киносообществом достижением с середины 80-х, когда он снимался с Катрин Денёв в фильме "Слова и музыка" и получил "Сезара" за роль в "Подземке" Бессона. Но, учитывая, что он практически бросил французское кино ради Голливуда, Ламберт понимает, что многие из его соотечественников смотрят на него с определённым снобизмом. Не то, чтобы его это беспокоило. "Я никогда не был в этой кинотусовке, в любой кинотусовке. Я был таким и в театральном училище. Я не был частью какой-то группы, я был сам по себе, и в этом мой выбор".

Если Ламберту суждено было всегда находиться меж двух огней, и он так и не смог полностью влиться ни во французское кино, ни в голливудское, по крайней мере, он смог привыкнуть к этому ещё до того, как стал актёром. Он родился в Соединенных Штатах в семье французского дипломата и воспитан в Женеве, переехав в Париж в период своей бунтарской юности. Теперь он в основном "живёт в самолёте" и не может нигде остаться больше, чем на пару месяцев. У него есть "основное место жительства" в Швейцарии, винный завод в Провансе и 16-летняя дочь от его брака с кинодивой 80-х Дайан Лэйн в Лос-Анджелесе. Чтобы завершить эту экзотическую картину, надо добавить, что последние три с половиной года он встречается с одной из самых обожаемых французских актрис, Софи Марсо. Она, кстати, сняла и снялась вместе с ним в триллере "Пропавшая в Довиле", и после этого начался их роман.

Теперь он проводит время в основном в Европе и, хотя англоязычная аудитория может отвернуться от его нового, псевдо-звёздного имиджа, Ламберт настаивает, что мало что изменилось. "Я пытался найти даже в боевиках в персонаже что-то большее, чем просто чистый экшн. Когда я прочитал сценарий "Горца", меня заинтересовала романтическая составляющая, та боль, что была внутри у главного героя, невозможность умереть и то, что люди, которых он любил, уходят из жизни раньше него".

Ах, "Горец". Двадцать четыре года спустя после его премьеры (и десять лет спустя после финальной части франшизы "Конец игры", которая, в свою очередь, вышла после ужасного "Горца-2" и немногим лучшей третьей части) Ламберта всё ещё называют на улицах Коннором МакЛаудом. И, хотя у него нет планов возвращаться к этому - "четырех было достаточно" - он говорит, что возможность его появления в эпизодической роли в римейке ("подмигивание зрителям") обсуждалось. "Горец", говорит он, "обогнал своё время" в визуальном плане и до сих пор смотрится всё новыми и новыми поколениями. Верный фильму и его легендарному саундтреку Queen, Ламберт даже посещал мюзикл We Will Rock You в Лондоне в прошлом году.

Раздражает ли его, что в каждом интервью с ним или разговоре с поклонником обязательно всплывает роль, сыгранная им более двух десятков лет назад? Не довлеет ли это над ним? "Нет" - отвечает он твёрдо. - "Расстраивается ли Клинт Иствуд, когда его спрашивают о "Грязном Гарри"? Или Мел Гибсон, когда его спрашивают о "Безумном Максе", или Гаррисон Форд, когда его спрашивают об "Индиане Джонсе"? Я думаю, хорошо иметь хотя бы одну вещь, делающую тебя бессмертным, правда?"

Источник: Лиззи ДЭВИС, The Guardian, 17.06.2010

Перевод Дмитрия КАРПЮКА

                                    Contact e-mail- mauru@inbox.ru