Main
Главная
News
Новости сайта
Biography
Биография
Face to face
Лицом к лицу
Filmography
Фильмография
Wallpapers
Обои для рабочего стола
Screenshots - movies
Скриншоты из фильмов
Screenshots - Interviews, Reclame, Show, Making of...
Скриншоты из телепередач и фильмов о съёмках
Pressa
Пресса
Video
Видео
Links
Ссылки
GuestBook
Гостевая книга

Софи Марсо и Кристоф Ламбер. Влюблённые

В своём следующем фильме они играют «Ромео и Джульетту», разрушенных жизнью. Ничего общего с их тихим счастьем.

Действие происходит в Колумбии, Мерил и Лео встречаются в Картагене. Мерил заперта в своей неподвижности, Лео заключён в своём падении и алкоголизме. Мерил была очень красивой женщиной до аварии, которая заключила её тело в тюрьму. Он был чемпионом мира по боксу до того, как спустился в ад, и дошёл до полу-бездомного состояния, превратив свою душу в обломки. Мерил и Лео – два человека, которых разделяет пропасть и которым, казалось бы, невозможно любить друг друга, но это случается. Их история заставляет вас хотеть любить и плакать, потому что они Ромео и Джульетта, разрушенные жизнью, но которые нуждаются друг в другу, и помогают друг другу. Он станет для неё человеком, который поможет выйти из глубокого сна.

«Это «Красавица и Чудовище», любовь вопреки всякой вероятности, несмотря на разногласия. Что может быть красивее?» - воспламеняется Кристоф Ламбер. Да, но это также история, которая заставляет яростно думать о своем, о них двоих, Софи и Кристофе, девочке Вик из "Бума" и питомце приматов из «Грейстока», невесте французов и серийном Горце Голливуда, объединённых в жизни. Ощущают ли они это таким образом? Этот фильм – метафора их траекторий в жизни, которые соединились? Нет, совсем не так. Реальность – это не кино, и пара в городе не должна обязательно быть на экране.

Софи говорит об этом: «Если бы было снято реалити-шоу у нас, в нашей кухне, я вас уверяю, что оно не было бы ни увлекательным, ни гламурным. Не было бы волнения или тревоги, никаких порывов, мы были бы абсолютно заторможены, зажаты нашей стыдливостью. Мы нуждаемся в написанной истории, в пейзажах и постановке, чтобы волнение прошло. Чувство влюблённости, которое я показываю в этом фильме, я могла бы очень хорошо передать, играя с другим актёром, чью жизнь я не разделяю, и вы от этого не были бы в недоумении. Это просто наша профессия».

Трудно поверить в то, что ни один слой их интимности не попал под прицел камеры.
На этот раз отвечает Кристоф: «Представьте себе положение актёра, который должен расстрелять из винтовки десять человек на плато из ненастоящего револьвера с холостыми пулями. Полагаете ли вы, что он будет обязан их действительно убивать, чтобы это выглядело достоверно? И, однако, я вам клянусь, что он убеждён в том, что действительно сделает это. Все дети играют в игры, чтобы быть кем-либо другим с обескураживающей лёгкостью. Они в это верят. А затем, вырастая, все прекращают в это верить, за исключением актёров. Мы продолжаем играть в «сказал бы, что». Мы не выросли. Ни разу, в течение этой съёмки, я не черпал ничего в любви, которую я чувствую к Софи. Ах, да! Возможно, только однажды, когда Ален Монн, режиссёр, сказал мне: «Нет, Кристоф, перестаньте смотреть на Софи с таким блаженным выражением. В этот момент истории они ещё не влюблены».

Как тогда смешиваются их жизнь, любовь и кино?
Кристоф отвечает, не колеблясь: «Ты мечтаешь, или ты умираешь. Точно так же и в любви. Вопрос о том, навсегда ли это, не возникает. Это есть».
Софи требуется немного больше времени, чтобы подумать: «Чтобы любить, необходимо в это основательно верить, или даже не стоит вступать в отношения. Но часто люди боятся страданий. Но нужно идти на этот риск пострадать, потому что оно того стоит!» Счастье стирает всё, или почти всё. Их история любви, которая началась немного более трёх лет тому назад, вызывала поначалу многочисленные неприятные комментарии. Им пророчили мимолётность увлечения, называли нелепой парой, которая очень скоро расстанется.
Но достаточно одного часа, чтобы, увидев, как они живут вместе, понять: то, что их соединяет, искренне и кажется нерушимым. Они не должны оправдываться.
Однако, Кристоф заявляет спонтанно: «Мы очень разные. Я понимаю, что люди могут быть удивлены, не зная, что означает наш союз. Какой обман, какой компромисс, поверхностны ли наши отношения?»
Софи соглашается: «Когда мы рассматриваем наши астрологические знаки, мы видим, что мы, похоже, противоположны друг другу. Однако, мы нашли друг друга…»

Они целуются не украдкой, но тихо, без хвастовства. Они связаны между собой невидимой нитью, но не липкой. Нить достаточно крепка для того, чтобы поддерживать независимость двух заполненных жизней, построенных отдельно. И им уже не двадцать лет. Однако, когда мы возвращались с колумбийской съёмки с Софи, Кристоф, который оставался ещё на несколько дней, не выдержал в последний момент, и дал шёпотом несколько инструкций в реплике: «Обратите внимание на неё в таможне и в самолёте». Как если бы его миссия в жизни излагалась вкратце в трёх словах: «Позаботьтесь о ней». Это в резонанс со сценой фильма, где он держит её на руках, чтобы войти в океан с нею. Кристоф – человек-кокон? Ситуация, которая вызывает смех Софи: «Позаботьтесь о ней» - это уловка, чтобы доставить человеку удовольствие, но я нахожу это очень деспотичным. Я способна сама позаботиться о себе и о нём также. Это не без взаимности».

Независимость проявляется и в разных высказываниях по отношению к фильму. Если бы она не была парализована, могла бы она, красивая и блестящая, заметить такого человека, сломанного жизнью?
Софи: «Я думаю, что нет».
Кристоф: «Я хочу полагать, что да. Это – возможно, другая история. Они встречаются не один раз, говорят друг с другом, и она разгадывает душу под повреждённой корой».

Два взгляда на любовь, возможно, непохожие, но обращённые в одну сторону.

Доказательство тому – то, что их сильно тронуло в истории кино.
Ваша любимая любовная сцена?
Софи: «Для меня это – сцена под балконом в «Ромео и Джульетте» Франко Дзиферелли. Я бувально рыдала, как только я это увидела. Меня невозможно было остановить».
Кристоф: Сцена из «Касабланки» Мишеля Кюрти, когда Ингрид Бергман прибывает в кафе Рик, и видит впервые Хэмфри Богарта с момента их разлуки. Я никогда не видел двух таких сильных взглядов».
Две истории о невозможной любви, но какие возвышенные!

А может ли погаснуть их любовь под воздействием конкуренции?
За Софи остаётся последнее слово: «Убивает ли эго актёров любовь между ними? Да, конечно, эго убивает всё, у всего мира, в том числе и любовь, главным образом любовь. К счастью, Кристоф и я абсолютно лишены этого».

Те, кто любят друг друга, сядут в поезд.
Держась за руки и улыбаясь, они отправляются на поезд, который доставит их в Париж. Несколькими часами раньше, 2 ноября, они были в Лилле, чтобы представлять свой фильм.

Ghislain Loustalot, "Пари-Матч", 14.11.09 года (Перевод Виктории ГОРОДЕЦКОЙ, автора сайта)

                                    Contact e-mail- mauru@inbox.ru