Main
Главная
News
Новости сайта
Biography
Биография
Face to face
Лицом к лицу
Filmography
Фильмография
Wallpapers
Обои для рабочего стола
Screenshots - movies
Скриншоты из фильмов
Screenshots - Interviews, Reclame, Show, Making of...
Скриншоты из телепередач и фильмов о съёмках
Pressa
Пресса
Video
Видео
Links
Ссылки
GuestBook
Гостевая книга

Игрушечный мальчик Кристофер Ламберт

За завтраком ранним утром в Нью-Йоркской гостинице Кристофер Ламберт, учтиво зажигая сигарету своему компаньону, делится своими тремя фантазиями или мечтами:

«Найти Атлантиду, - говорит он с убийственным французским акцентом, - потому что я полностью верю в неё, и потому что знаю, что E.T. прибывает оттуда. Разгадать тайну Бермудского треугольника. И быть похищенным yoofoes».

«Кем?»

«Yoofoes. Как сказать это на английском языке? Неопознанные летающие объекты».

«Ах! НЛО».

«Да, yoofoes».

28-летний Кристофер Ламберт, секс-символ в набедренной повязке из «Грейстока», наряду с НЛО, инопланетянами и потерянным городом Атлантидой, верит в Tinker Bell, ведьм, фей и Санта-Клауса.

«Я мог бы сказать, что это невозможно, но это кажется таким красивым и особенным, что я верю, что такие вещи должны существовать».

Ему принадлежит, по крайней мере, шестьдесят игрушечных животных, он редко купается без своего пластмассового дельфина или игрушечных лодок, и собирает свои любимые фильмы Уолта Дисней и Стивена Спилберга.

«Я видел Е.Т. четыре раза в Париже, и кричал каждый раз».

Самым крутым, чем он занимается, он считает слизывание сливок с чьего-то фруктового мороженого.

Вы, в самом деле, начинаете воображать, что это ваше мороженое, с которого он слизывает взбитые сливки. Очень, очень медленно.

После признания «Грейстока» в 1984-м году американские производители пытались использовать в своих интересах сенсацию, которую вызвал Ламберт в своей набедренной повязке. Они предлагали ему роли Александра Великого и многие другие роли, которые он мог бы играть полуобнажённым.

Отвергнув их предложения, Кристофер возвратился домой во Францию, где снялся подряд в трёх фильмах. Для одного – «Подземки» - своего рода «Ромео и Джульетты» в панковом варианте, снятого в недрах парижского метро, он выкрасил свои светло-каштановые волосы в отвратительный жёлтый цвет.

«Мне понравилось сниматься в «Подземке», потому что для меня это – своего рода история, созданная воображением, - говорит Кристофер. – Как Е.Т., понимаете?»

Отбросив физические данные, можно лишь удивиться тому, что такой человек-ребёнок смог стать международным секс-символом. Это зависит от того, что режиссёр «Подземки» Люк Бессонна называет «замечательной наивностью Кристофера»? Или есть более материальное объяснение его успеха?

«Близорукость», - говорит Кристофер.

Именно это побудило режиссёра «Грейстока» Хью Хадсона выбрать Ламберта на главную роль – его мерцающие, иногда синие, иногда зелёные глаза. Однако, если казалось, что глаза Ламберта мерцали с экрана, причина была лишь в том, что он пытался что-то увидеть, сняв свои очки, которые носит, начиная с детства из-за своей чрезвычайной близорукости.

«Я не могу носить контактные линзы, потому что они не подходят моим глазам, - объясняет Кристофер, застенчиво снимая очки в золотой оправе, чтобы показать свои зелёные, немного сонные после ночного веселья в местной дискотеке глаза. – Так или иначе, мне бы надоело вставлять линзы каждое утро».

Ах, да. Скука. Восьмой Смертный Грех, с которым легко справляется Ламберт, о чём знают его друзья, и за что любят его.

«Жизнь Кристофера никогда не посвящалась никакой забаве, пока он не обнаружил, что может играть, - говорит Yves Мартин, бывший Международный маркетинговый руководитель «Коламбия Пикчерс», который знает Ламберта с тринадцати лет. – Даже теперь вы могли бы поместить его между пятьюдесятью кретинами, с которыми он прежде никогда не встречался, и он смог бы заставить их смеяться в течение трёх часов».

Очевидно, богатые родители Кристофера – отец его был дипломатом в Организации Объединённых Наций, мать – психолог по образованию – не были удивлены числом школ (пять), из которых был исключён их сын по причине бурного веселья. (Хотя Кристофер уверяет, что его шутки никогда не преследовали цель издеваться над учителями, просто ему от чего-то становилось смешно, и он начинал веселиться, и веселье могло продолжаться в течение двух часов, создавая беспорядок в классе). Что же касается поведения вне школы, то в течение каникул на Ривьере он выдумывал для девушек сказки о богатстве своей семьи.

«Он мог предложить им катание на яхте, которая якобы принадлежала его родителям, и после, когда его разоблачали, придумать множество забавных оправданий, объясняя причины, по которым яхта недоступна», - хихикает Мартин.

Позднее, Кристоферу удалось превратить год принудительной службы во французской армии в своего рода приключение. Он должен был служить в тропическом раю Острова Таити, но он нашёл общий язык с вооружёнными силами.

«Я мог бы вывихнуть ногу или вылить кипящую воду на себя, чтобы меня пораньше отослали домой».

Но больше всего его волновала мысль о подруге (речь идёт об одной из двух женщин, которых, как он говорит, любил), которая жила в Женеве, в то время, как он должен был находиться на Таити. И Кристофер договорился, чтобы его назначили на более грубую службу в пехоту Moutain, чтобы находиться ближе к ней. После чего, по словам Мартина, эта чёрствая девица его бросила.

После службы в армии, почти в девятнадцать лет, Кристофер, послушав совета родителей, отправился в Лондон, чтобы узнать, что такое – быть биржевым маклером. «Скучно», - высказывается Кристофер.

И тогда он начал осуществлять свою мечту - стать актёром. После многих неудачных попыток, наконец, несколько лет спустя, французский режиссёр, снимающий фильм «Бар с телефоном», в 1981-м году решил попробовать взять его на роль гангстера, если он снимет свои очки.

«Я думал, что они поняли, что у меня проблемы с моими глазами, - говорит Кристофер, - и, увидев это, они не возьмут меня на роль».

Они взяли его.

На следующий день мы с Ламбертом находимся в огромном магазине игрушек. Кристофер всегда посещает его, когда бывает в Нью-Йорке, чтобы посмотреть, что нового там появилось. Сегодня его внимание разделилось между электрическим автомобилем за 3000 долларов и новой, современной видеоигрой, за которой он проводит полчаса, радостно убивая плохих парней.

Кристофер решает, что у него должна быть эта игра, только он оставил свою кредитную карту в гостинице. Немедленно ваше сердце открывается для него. «Когда вы хотите эту игрушку? – задаёте вопрос. – Вы хотите её теперь? Вы же не можете ждать. Это – так же ужасно, как для ребёнка ждать Рождества».

Однако, Кристофер согласен подождать. То, что ему, действительно, требуется, как говорит он, это «длинный завтрак».

Итак, полтора часа спустя, с бутылкой kicky Califonia Chardonnay, Кристофер говорит о песне Рики Ли Джонса из «Подземки», что он верит этой песне, что она отлично описывает его жизнь. Что же касается фильмов – «Грейстока», «Подземки» и «Горца», который должен пойти здесь в марте, в котором он играет главную роль с Шоном Коннери – роль шотландского горца, живущего много веков, и находящегося в современном Нью-Йорке, Кристофер чувствует себя «счастливым парнем», и не боится этого признать.

«Было бы глупо сказать, что я не удачлив, но вы не можете любоваться собой, говоря, что «я сделал это замечательно». У меня нет этого чувства вообще. У меня есть ощущение, что я ничего не сделал, просто кому-то там я нравлюсь».

Sharon ROSENTHAL, 1986 год (Перевод Виктории ГОРОДЕЦКОЙ, автора сайта)

                                    Contact e-mail - mauru@inbox.ru