Main
Главная
News
Новости сайта
Biography
Биография
Face to face
Лицом к лицу
Filmography
Фильмография
Wallpapers
Обои для рабочего стола
Screenshots - movies
Скриншоты из фильмов
Screenshots - Interviews, Reclame, Show, Making of...
Скриншоты из телепередач и фильмов о съёмках
Pressa
Пресса
Video
Видео
Links
Ссылки
GuestBook
Гостевая книга

Кристоф Ламбер: «Нет ничего лёгкого в этой профессии»

Показ «Источника», сериала о шпионаже, который снял Ксавье Durringer, начинается в среду 18 сентября на канале France 2. Кристоф Ламбер рассказывает нам о своей первой большой роли в сериале, о профессии актёра, а также о своих вкусах в вопросе о кино…

Известный по множеству проектов, Кристоф Ламбер, который продолжает строить карьеру на международном уровне, никогда не играл главной роли в сериале, в данном случае французском. Теперь он сделал это. В «Источнике», сериале, снятом в стиле психологического триллера, показ которого начинается с этой среды на France 2, актёр изображает бизнесмена, подозреваемого в том, что он занимается организацией оборота токсичных отходов. Для того, чтобы прижать его, секретные службы вступают в контакт с девушкой, работающей у него в доме бэби-ситтером, вынуждая её шпионить за его семейной жизнью…

- Что вас привлекло сразу в сериале?

- Основа всего - это сценарий. И затем режиссёр Ксавье Durringer, который понимает, как надо работать, и который возьмётся за этот материал с тем, чтобы сделать его ещё лучше. И потом, необходимость найти необычный и разный актёрский состав, где все бы соответствовали своим персонажам, и не говорить: «так и так, что бы ни случилось, мы привлечём публику». Нет, то, что привлекает публику, это качество. Я думаю, что прекрасный сценарий может быть убит плохим режиссёром. А отличный сценарий с хорошим режиссёром может стать ещё лучше. Так обстоит дело с «Источником» и Ксавье.

- В чём этот актёрский состав нетипичен, по вашему мнению?

- Я думаю, что хороший актёрский состав - это правильно подобранный актёрский состав. Когда я говорю, что это немного нетипично, я имею в виду то, что Ксавье, который, помимо его таланта, очень цельный человек, говорит, как режиссёр: «Я знаю, кого хочу видеть в той или иной роли». В какой-то момент ему могут сказать: «Почему бы тебе не взять более известных актёров, более публичных?», и так далее. И он просто отвечает: «Эти люди в этих ролях, только так». И это важно.

- Ксавье Durringer, кажется, является режиссёром, которого актёры любят и сохраняют в своих сердцах.

- Это человек, который понимает смысл постановки, который имеет глубокую любовь к актёрам. Он умеет их направить, умеет дать необходимые указания, чтобы попытаться заставить их подняться немного выше.

- У кого из других режиссёров вы встречали такую же любовь к актёрам?

- Я встречал это у Хью Хадсона в «Грейстоке», у Майкла Чимино в «Сицилийце»… Вы знаете, я находил это у людей, которые работают и которые не думают, что эта профессия очень лёгкая. Нет ничего лёгкого в этой профессии, только работа, и, главным образом, любовь.

- Вас уже видели на телевидении, но впервые мы видим вас в главной роли во французском сериале. Вы воздерживались от этого, или это случайность?

- Меня не интересует, для чего снимается история - для телевидения или для кино. Хорошо, возможно, это исходит из моего опыта, в кавычках, американского. Начиная с того момента, как я вижу, что история качественная, не надо колебаться ни одной секунды, и это - всё.

- Вы думаете, что во Франции мы по-прежнему делаем эту дифференциацию, по-прежнему есть ещё этот разрыв?

- Да, мы немного делаем сегрегацию, разделяем эти жанры, говоря: «Ах, да, но это телевидение». Телевидение - это развлечение. Уметь предложить развлечение публике - цель нашей профессии, будь то в кино, на телевидении или в театре… Это развлечение. Развлечение комическое, драматическое, жёсткое, интеллектуальное… То, чего мы хотим. Вот и всё. У меня всегда было, до нынешнего дня, это видение. Я сделал хорошие фильмы, я сделал плохие фильмы. Но что бы я ни делал, я делал с полной отдачей. Если мы делаем что-то с удовольствием, мы всегда сможет доставить удовольствие кому-то.

- А конкретно в роли Джона Лаканала, этого властного человека, со множеством тайн, что доставило вам удовольствие?

- Его двусмысленность. Я полагаю, что это человек, полностью поглощённый своей работой, который жертвует своей личной жизнью. Это стоит чего-то. Но в какой-то момент он поймёт, что его профессиональные инвестиции не обязательно приведут к правильным результатам. И… Ладно, я не собираюсь рассказывать всю историю (смеётся). Он попадает в адскую машину, из которой крайне трудно выбраться. Он осознаёт, что не может быть всё совершенно в этом лучшем из миров…

- И что, мы иногда должны делать вещи, которые не хотели бы делать?

- Да, мы вынуждены идти на уступки и принимать правила игры. Потому что в любой момент человек может встать перед выбором, что сказать: «Я не принимаю больше эти правила, или я буду продолжать принимать их». И Джон Лаканал, вероятно, именно тот парень, который говорит себе: «Мне больше не нужно принимать эти правила игры». Это не помешает ему в будущем, более или менее близком, говорить себе, что он может, или нет, использовать свои знания - я говорю о Джоне Лаканале (смеётся), - чтобы прийти к чему-то положительному.

- На первый взгляд, он добрый, очень хороший. Но когда мы приближаемся к его тайнам, он показывает клыки…

- Когда делаем такие дела, какие делает он, мы боимся. Мы не обязательно боимся конкретно того, что вокруг нас, как спецслужбы или кого-то ещё… Но мы должны защитить то, что, в конечном счёте, заставляет нас жить. И должны защищать с уважением, и мы не можем подозревать, мы не можем себе представить, что рядом есть кто-то, кто может предать в любой момент. Это люди из тени, на сто процентов ориентированные на то, чем они занимаются.

- Но он игнорирует, что принимает в своём доме шпионку…

- Это именно то, что является антитезой персонажа. Он не может подозревать даже на секунду, что у него дома может быть шпион…

- Потому что он слишком доверчив?

- Нет, я думаю, просто потому, что он человек. И говорит себе: «Бэби-ситтер, она - абсолютно надёжна, это не она. Все люди, которые меня окружают, возможно. Но не она».

- Весь сериал также основан на этом принципе, на обмане, на идее, что нам кажется, что мы знаем кого-то, а на самом деле мы даже не знаем свою семью.

- Сериал основан на манипуляции. Кто хороший, кто плохой, кто злой? Кто прав, а кто предатель, а кто нет? И, в конечном счёте, почему он предал? Каковы причины? И вы знаете, что самое смешное в том, что, в конце концов, как я всегда и думал, всё это основано на эмоциях. То есть, начиная с того момента, когда мы страстно любим свою профессию, мы подвержены эмоциям. Это означает, что в его профессиональной жизни, как и в личной, много эмоционального. И когда возникают проблемы, дефекты, это может привести его к падению.

- Также возникает мысль, что через семью Лаканала показано, что, в конечном счёте, идеальной семьи не существует.

- В современном мире, к сожалению, всё труднее существовать. Профессиональные инвестиции, если вы любите то, что вы делаете, это сто процентов. Когда мы отдаём эти сто процентов, сколько процентов остаётся для остального? Не так много. Таким образом, чтобы отдать одной стороне пятьдесят процентов и другой стороне пятьдесят процентов, это означает, что мы не сделаем ничего хорошего ни там, ни там. Таким образом, это болезненно, это трудно, и это зло.

- Следовательно, нужно сделать выбор?

- Да. И вообще, жизнь состоит из выбора. Жизнь не состоит в том, чтобы сказать себе: «У меня необыкновенная семейная жизнь, и у меня необыкновенная профессиональная жизнь. Я буду иметь всё». Так не бывает. Вы не можете иметь всего.

- Например, такой актёр, как вы, известный во всём мире, понимает, в какой момент сделал неверный выбор?

- Это понимаешь сразу же. Где не сделали правильный выбор. Но это не значит, что мы не продолжим пытаться. Но понимаем сразу же.

- Одной из изюминок «Источника», несомненно, являются женские персонажи. Сильные, современные женщины, которые делают свой выбор, и не считают себя обязанными это объяснять. Это то, что также поразило вас?

- Да, это поразило меня в том смысле, что это крайне верно по отношении к современному обществу. Женщина на протяжении поколений, если не тысячелетий, была наседкой, которая заботилась о доме, детях, стирке, уборке и так далее… Не говоря себе, что у неё, может быть, есть другие возможности. А потом, в какой-то момент, женщины доказали всему миру, что их способности не только эффективны, но часто выше способностей мужчин. Я встречал многих женщин, которые могли продолжать заботиться о своих семьях, детях, а также имели гипер важную работу. Способности женщин справляться с проблемами, стрессами намного выше, чем у мужчин. Так что, если бы у меня была макиавеллевская сторона, я бы сказал: «Ну, что ж, мы можем их использовать для всего» (смеётся). Но, поскольку у меня нет макиавеллевской стороны, я думаю, что их способности должны быть использованы в сбалансированном виде. По-человечески.

- Среди женщин-режиссёров, актрис, среди женщин, которых вы встречали в вашей жизни, есть те, которые произвели на вас самое сильное впечатление?

- Вы знаете, у меня нет конкретного примера, чтобы дать вам. Все женщины произвели на меня впечатление. Их способности инкассации воли, страсти, взятия на себя риска... Я чувствую, и я клянусь, что это не просто слова, что они неутомимы. Потому что их сердца больше, они способны пройти через многие вещи.

- Сериал также даёт возможность заглянуть в мир большого бизнеса, но главным образом, тех, кто управляет обработкой токсичных отходов. Это злободневная тема, но не очень разработанная телевидением. Это также заинтересовало вас?

- Это мне понравилось. Где хранятся эти токсичные отходы, которые однажды могут вытечь? Что из этого может получиться? О чём думаем, когда делаем это? Каковы ворота выхода, если в один прекрасный день они выйдут? Где мы поместим их, и что собираемся делать? Являются ли они такими опасными, как говорят? Что бы ни случилось, это рынок, работа. Проблема токсичных отходов заключается в том, что они влияют на население, и мы должны очень серьёзно относиться к этому вопросу, управлять им хорошо, и, главным образом, не делать не пойми что. Итак, меня особенно интересует и волнует эта тема, которая может быть паранойей для некоторых, не казаться опасной другим, но люди, которые управляют этими отходами, должны обладать знаниями, и они говорят: «Слушайте, не делайте не пойми что». Но когда-то они, эти отходы, могут вытечь. А сколько лет понадобится на это - тысяча или две тысячи - никто не знает.

- Это довольно страшно…

- Конечно. Мы хотели показать с авторами, с Ксавье и всеми актёрами то, что представляет тревогу, служит поводом для ежедневной паранойи. Эта проблема известна. Умеем ли мы ей управлять…

- Конец первого сезона предполагает второй сезон?

- Во всяком случае, сценарий для второго сезона пишется. Теперь нужно ждать реакцию на трансляцию, чтобы узнать, будет ли активизирован второй сезон. Посмотрим…

- Вам не терпится увидеть реакцию публики?

- Да, конечно, мне не терпится. На данный момент сериал получил очень хорошие отзывы, я бы сказал, даже лучше, чем ожидали. За тридцать лет карьеры я никогда не видел такого энтузиазма, такой критики. Я получаю удовольствие от того, что делаю, и я пытаюсь дать это удовольствие людям. Если они получают удовольствие, это и есть - моё вознаграждение.

- После такой долгой карьеры для вас важно, чтобы критика была положительной. Это радует вас до сих пор?

- Это приятно, когда критика единодушна, как в этом случае. Но я вам скажу откровенно, в среднем, я не читаю отзывы. Публика - вот кто всё решает.

- Вы продолжаете сниматься в США и в последнее время, недавно мы видели вас в полицейском сериале «NCIS LA». Расскажите нам немного о вашем персонаже…

- Я играл роль человека, который не стесняется в средствах для достижения своих целей, но он не лишён чувствительности. В одном из эпизодов мы обнаруживаем, что у него есть дочь, мы видим, что, в конечном счёте, у этого делового человека, который для решения финансовых вопросов готов убить отца и мать, есть дочь, которая имеет для него значение. Это очень интересный персонаж.

- Это персонаж, который может вернуться в будущем?

- Он до сих пор не умер, так почему бы ему не вернуться?

- А что вы думаете об американских сериалах?

- Супер хорошо сделанные, с размахом, очень хорошо написанная история и построен очень качественно процесс производства. Но, вы знаете, это также хорошо делается во Франции, а также в Англии. Именно по этой причине я согласился сниматься в «Источнике».

- Какой последний фильм вы отметили для себя в кино?

- Хороший вопрос… Это фильм, который я видел не совсем недавно, года три или четыре назад, и называется «Зелёная зона» с Мэттом Дэймоном. В нём речь идёт о Второй войне в Ираке и невозможном поиске, так как они не существовали, токсичных отходов и ядерного оружия. И понимаешь, в конечном счёте, все политические интриги вокруг этого, все финансовые афёры, веру президента, который говорит, что они есть и нужно найти их, несмотря на то, что их там нет. И то, что говорит глава армии Саддама Хусейна: «Ну, ребята, вы просто гуляли, уже с 1990 года нет больше химического оружия в Ираке». Таким образом, задаёмся вопросом о бесполезности всего этого. Именно этот фильм я очень любил.

- Каковы ваши будущие проекты?

- Я только что закончил американский фильм под названием «The Electric Slide», который является драматической комедией, рассказывающей историю молодого человека тридцати лет, который изо дня в день, нападает на 60 банков за 90 дней в Южной Калифорнии с пластиковым пистолетом. Я играю мафиози, который гоняется за ним, потому что тот должен ему деньги. Это случилось в восьмидесятых годах, поэтому у меня цветной костюм и всё такое… И персонажи очень красочные. Джим Стерджесс играет молодого парня, также заняты Chloe Sevigny, Патрисия Аркетт и множество других актёров…

Интервью Raphaelle RAUX-MOREAU, 18 сентября 2013 года (Перевод Виктории ГОРОДЕЦКОЙ, автора сайта)

                                    Contact e-mail- mauru@inbox.ru