Main
Главная
News
Новости сайта
Biography
Биография
Face to face
Лицом к лицу
Filmography
Фильмография
Wallpapers
Обои для рабочего стола
Screenshots - movies
Скриншоты из фильмов
Screenshots - Interviews, Reclame, Show, Making of...
Скриншоты из телепередач и фильмов о съёмках
Pressa
Пресса
Video
Видео
Links
Ссылки
GuestBook
Гостевая книга

Кристоф Ламбер: «Я стараюсь жить в настоящем»

Встреча с господином Кристофом Ламбером. В сопровождении Philippe Guedj de GQ и журналистов сайта Envrak, мы собираемся провести 45 увлекательных минут с актёром, откровенным и реально смотрящим на свою карьеру, имеющую и взлёты, и падения, мифической фигурой в фантастическом жанре, отмеченной такими ролями, как роли в фильмах «Горец» и «Крепость». Хорошо, что в этом году он является председателем жюри 20-го Международного Фестиваля Фантастических фильмов Gerardmer.

- Вы оставили след в фильмах фантастического жанра, в популярном и в авторском кино. В каком из этих жанров вы чувствуете себя наиболее комфортно?

- Проблема в том, что я чувствую себя комфортно в любом из жанров, потому что то, что меня привлекает в этой профессии, состоит в том, чтобы становиться кем-либо другим. То есть если я должен сыграть влюблённого, я влюблённый. Если я должен сыграть психопата, я психопат. Таким образом, я не люблю тот или иной жанр, но мне интересна история, персонажи, которые являются частью этой истории. Это сложный вопрос, я не могу на него ответить, потому что я чувствую себя не лучше в роли героя, который собирается спасать мир, чем в роли человека, погубленного алкоголем, такого, как в фильме «Прикованная к постели». Что мне нравится, так это пузырь, в котором я нахожусь между словами «мотор» и «стоп». Когда мне говорили о театре, то там был такой анализ персонажей, который, в конечном итоге, не приносит много пользы, потому что всё уже есть в истории. Поэтому я сказал себе: всё то, что есть в нас - это тысячи граней, и именно их нужно использовать бессознательно, если они есть. Если история рассказывает, что персонаж теряет своих родителей в автомобильной аварии, именно в этой истории персонаж печален, но не я. В конечном счёте, это - перемещение в персонажа, который не существует, и это позволяет мне выйти за рамки моей повседневной жизни. Я чувствую себя хорошо во всех жанрах.

- В этом году мы празднуем 20-летие фестиваля, вы сами появились в эпоху, когда фантастика считалась преуспевающим жанром, когда был её расцвет в художественном кино. Можете ли вы сделать оценку фантастическому кино, которое, как говорят, переживает период спада, особенно во Франции, но также и в Соединённых Штатах, где много фильмов выходит на видео и никогда не попадают на большие экраны? Трудно увидеть хороший фильм, классику, как теперь говорят. Каково ваше мнение?

- Я согласен. В некотором смысле кино этого жанра потеряло свои дворянские грамоты по отношению к продюсерам, актёрам и публике. Почему? Потому что когда, в конце концов, нашли формулу, рецепт, им слишком злоупотребили. Что интересно, в то время, о котором вы говорите, снимать фантастическое кино не было унизительно для режиссёров. Тогда проявили себя такие режиссёры как Джеймс Камерон с «Пираньями», Стивен Спилберг с «Дуэлью», Джордж Миллер с «Безумным Максом». Сегодня мы говорим, что фильмы в этом стиле относятся к серии B, или даже к серии Z. Для меня это совершенно неправильно, это - настоящий резервуар открытия талантов, которые не будут нуждаться в огромном бюджете, чтобы заявить о себе. То, что не является приключенческим фильмом, снятым за большие деньги, чтобы иметь возможность выйти на большой экран. И сегодня это нужно даже больше, чем в 60-е, 70-е, 80-е и 90-е годы. Нам, действительно, необходимо возродить этот жанр кино, я полностью согласен, что есть реальные неудачи в данный момент. Я пытаюсь представить «Безумного Макса» сейчас или - так как я имел удовольствие работать с ним - Рассела Малкэхи с его «Razorback», который меня абсолютно перевернул, когда я его увидел в то время. Вытянуть свои фильмы для Миллера или Малкэхи сейчас было бы абсолютно невозможно.

- Вы упоминаете Рассела Малкэхи, который является типичным примером, он был с «Горцем» и «Razorback» в то время ярчайшей надеждой фильмов такого жанра. Но затем после «Горца II», где вы снимались, вы чувствовали, что он начал делать рискованные выборы.

- Это верно, проблема заключается в том, что всё начиналось со страсти и любви к этой профессии. Я думаю о Сэме Рэйми и его «Зловещих мертвецах». Мы не можем винить его после «Зловещих мертвецов 1, 2, 3» и затем с «Человеком-пауком» и этими 200 миллионами долларов бюджета, с фильмом, не имеющим ничего общего с его дебютом. Ничего страшного нет в данном моменте, крупная машина производства является причиной того, что что-то может потеряться немного.

- Говоря о нездоровой ситуации с фантастическим кино в Голливуде, следует упомянуть, что Голливуд живёт сейчас ремейками и пересъёмками. Что вы думаете о проекте ремейка «Горец» Фернандо Фреснадильо с Райном Рейнольдом в качестве Коннора Маклауда?

- Не мне судить об этом, я не читал сценарий и не принимаю участия в фильме. Я могу сказать, что первый «Горец» Рассела Малкэхи до сих пор трогает людей, уже третье поколение. Если бы я был продюсером, я не стал бы делать ремейк, я просто взял бы тему бессмертия из истории «Горца». Но если это та же история, в этом нет смысла. Я вижу сегодняшних детей 10-12 лет, они видели фильм, благодаря своим отцам и дедам, и они знают «Горца» и «Горца III», который является прямым продолжением первого фильма. Гораздо больше, чем второй. Когда выходил второй фильм, я говорил фанатом, что, если они хотят увидеть продолжение первого, это бесполезно, не стоит идти на второй. Продюсеры были недовольны мной за это. Но я говорил только правду, и не то, что это плохой фильм, а то, что фильм не имеет ничего общего с «Горцем». Я подписал контракт, от которого не мог отказаться, поэтому я был вынужден сделать это с Расселом. Есть сцены, невероятные визуально, и это всё заслуга Рассела Малкэхи. Когда я вернулся с «Горцем III», в этом было больше смысла, во всяком случае, гораздо больше, чем со вторым.

- Вы были связаны в 80-х годах с фильмами ведущих и признанных авторов, таких, как Майкл Чимино, у которого вы снимались в «Сицилийце». Есть ли в вашей фильмографии, страдавшей булимией, фильмы, о выборе которых вы жалеете, начиная с 90-х годов?

- Нет, и я вам скажу, почему. Если мы о чём-то сожалеем, нужно думать об этом раньше, а не тогда, когда что-то уже сделано. Как только вы сделали что-то, сожалеть об этом уже поздно. Поэтому все фильмы, которые я сделал, я утверждаю. Я сделал их, потому что хотел этого, я хотел сниматься. К тому же, будь то плохо или хорошо, но это игра. Я не тот, кто живёт в прошлом; меня забавляют мысли о будущем, но я понимаю, что не могу знать, какое оно. Поэтому я стараюсь жить в настоящем. Я не жалею о худшем из того, что я сделал. Фильмы существуют, они есть, не нужно от них отрекаться. Они не беспокоят меня.

- Критика вас не слишком огорчала?

- Ах, нет, иначе я был бы уже мёртв! Например, с тем же Верцингеториксом, критика на которого была на 98% крайне неприятной, даже слишком злой. Когда она опускается до личных нападок с целью разрушить человека, это враждебность, которая, в конечном итоге, не внушает доверия. Хорошая критика хороших журналистов всегда была той, где я мог прочитать между строк: «Эй, Кристоф, пробудись, поднимайся!». Она могла меня чему-то научить. Я высоко оцениваю критику, если она конструктивна. Я читал «плохие» отзывы, которые меня многому научили. Вы знаете, для актёра, когда ему предлагают сыграть персонажа вроде Верцингеторикса, это - мечта. Это гениально, и когда мы прибываем на площадку, мы говорим себе, что должны сделать всё на 1000%. А в итоге приходится держаться в течение 4 месяцев съёмок, выдерживая всё то, что происходит и пытаясь организовать вторую команду, и в большей мере выполняя функции психолога. Я знал уже в первую неделю съёмок, что мы шли прямо в тупик. Что фильм станет катастрофой. Это самое тяжёлое кино, которое я когда-либо делал в психологическом и человеческом плане. В противоположность этому во время съёмок фильма «Крепость 2», которая полностью отличается от «Крепости» Стюарта Гордона, мне было очень весело. Это был очень хороший фильм, даже если он не был на одном уровне с первым, но мы уже знали это. Идея тюрьмы в космосе была хорошей. Не было той же изобретательности режиссёра, но у меня не было проблем на съёмках. Этот фильм было довольно весело делать, забавно, с хорошей атмосферой. Для «Верцингеторикса» подниматься утром было супер-сложно, но такой опыт нужно приобрести, пережив хотя бы один раз. Мы учимся быть осторожными, обращать внимание на режиссёров, говорить с ними, анализировать, видеть, как они живут перед тем, как подписывать контракт. Если бы это был короткий боевик с 6-8 неделями съёмок, мы бы выпутались. Проблема в том, что пытались сразу же представить эпического персонажа, будущего героя Франции, а для этого необходим должный уровень, в противном случае, ждёт катастрофа. Но всё-таки в нём не всё было так плохо, но итог получился таким, что критика и публика буквально обстреляли фильм, а всё из-за того, что условия съёмки были чудовищными.

- Вы упомянули о том, что нужно с осторожностью относиться к выбору режиссёров. Вы коснулись производства, имели ли вы намерение снимать фильм и одновременно адаптировать вашу книгу «Девушка-амулет»?

- Увидим. Я не буду отрицать, что в настоящее время идёт переработка романа, так как книга была основана на сценарии, который я начал писать двадцать лет назад. Но я не сумел найти элементы для спускового механизма для моей постановки, поэтому я предпочёл написать книгу. Людей, прочитавших книгу, заинтересовала возможность авторской адаптации для кино. Я перенёс эту историю, которая произошла в Лос-Анджелесе, в Лондон, потому что мы считаем, что этот город больше, чем Лос-Анджелес, подходит для классической музыки, и это правда. Это пишется, и если я когда-нибудь поставлю фильм, то именно по этой истории.

- Вы вернулись некоторое время назад во французское кино, после долгих лет съёмок в Голливуде у очень эклектичных режиссёров. У вас есть ещё проекты там?

- Я только что закончил фильм в Лос-Анджелесе, «Electric Slide», первый фильм Тристана Паттерсона, основанный на правдивой истории, извлечённой из невероятной статьи. Он рассказывает историю молодого бухгалтера 20 лет, сыгранного Джимом Стерджессом, который однажды меняет профессию и за три месяца грабит 60 банков с пластмассовым пистолетом! И в этом фильме есть евро-американский мафиози, который родился в Соединённых Штатах и жил в Европе, так же, как и я, кто владеет ночными клубами и барами со шлюхами, который отправляется в погоню за этим парнем, потому что тот должен ему деньги. Сценарий был так хорошо написан, с забавными диалогами, что я сразу сказал «да». В то же время во Франции я снялся у Ксавье Durringer в телевизионном сериале «Источник», основанном на шпионаже, контрразведке и различных махинациях. Это будет на France 2.

- Говоря о молодых режиссёрах, вы снялись у Невелдайн и Тейлора в «Призрачном гонщике 2», где у вас была совершенно ошеломляющая роль!

- Это - причина, по которой я согласился на эту роль. Сочетание Николаса Кейджа, Призрачного Гонщина, и двух режиссёров в сценах, которые держали меня в напряжённости. Когда я увидел, как они справились с камерой, я был просто потрясён, они невероятны. И затем меня привлёк факт, что нужно обрить голову, разукрасив себя татуировками, и к тому же уже довольно долго я не делал фильмов такого жанра. Невелдайн и Тейлор чертовски завораживают тем, как дополняют друг друга. Один контролирует обычно всё на небольших комбайнах (обычно четыре), другой делает эти движения камер рукой, плечом или ногой, а затем они меняются и решают, что следует улучшить. Один никогда не действует без другого.

- Вы не слишком разочарованы окончательным результатом, потому что, давайте признаем, что итог оказался не слишком успешным?

- Я вам скажу нет, так как я предпочитаю второй первому! Я считаю, что он гораздо более творческий, гораздо менее классический. Вдобавок это был очень забавный опыт, особенно факт наличия татуировок по всему телу и возможность работы с Николасом Кейджем.

Матье ЛЕ БЕРР, 7 февраля 2013 года (Перевод Виктории ГОРОДЕЦКОЙ, автора сайта)

                                    Contact e-mail- mauru@inbox.ru